© Данная статья была опубликована в № 13/2007 журнала "История" издательского дома "Первое сентября". Все права принадлежат автору и издателю и охраняются.
  •  Главная страница "Первого сентября"
  •  Главная страница журнала "История"
  •  Сайт "Я иду на урок истории"
  •  Содержание № 13/2007
  • «Рана моя не заживаланикогда…»

     

    «Рана моя не заживала никогда…»

    К 195-летию Бородинской битвы

    Материал для подготовки урока по теме «Отечественная война 1812 г.». 8 класс

     

    А.А.Тучков М.М.Тучкова
    А.А.Тучков
    М.М.Тучкова

    К юго-западу от Москвы, на территории всемирно известного Военно-исторического музея-заповедника Бородино раскинулось село Семёновское. Именно здесь во второй четверти XIX в. был открыт первый памятник героям Бородинской битвы 1812 г. — Спасо-Бородинский женский монастырь. Инициатором возведения этого мемориала выступила русская женщина, вдова генерала Александра Алексеевича Тучкова — Маргарита Михайловна, жизненный путь которой является примером личного мужества и силы духа, сделавшим её имя легендарным уже для современников.

    Маргарита Михайловна Тучкова прожила долгую по меркам XIX в. жизнь — 71 год, из них только 6 лет она была счастливой женой, 15 — матерью и 40 лет вдовой.

    Родилась Маргарита 2 января 1781 г. в большой семье подполковника Михаила Петровича Нарышкина и княжны Варвары Алексеевны Волконской. Как свидетельствует её первый биограф Т.Толычёва, «девочка обнаружила с ранних лет природу страстную, нервную и восприимчивую», «её манило всё прекрасное, всё блестящее». С детства Маргарита любила чтение и музыку, была одарена замечательным голосом, великолепно пела и музицировала, говорила на нескольких языках. С 16 лет Маргариту начинают вывозить в свет: стройная, белокурая, высокая ростом, она привлекала к себе взгляды. Вскоре её мать подружилась с семьёй Ласунских, и в ответ на сватовство «известного блестящей служебной карьерой» Павла Михайловича семья Маргариты ответила согласием. В 1797 г. шестнадцатилетняя Маргарита Нарышкина вышла замуж и, наверное, была уверена в своём нескончаемом счастье. Но муж оказался картёжником и кутилой, он предложил жене «не стесняться и выбрать предмет развлечения» — такого Маргарита снести не могла. Гордая, сильная женщина, она скрывала свои семейные неурядицы даже от родителей, пока не появился человек, который навсегда останется в сердце Маргариты Михайловны, — Александр Алексеевич Тучков.

    Их встрече способствовал случай. Как-то на вечере, в столичной гостиной, где собралось множество гостей, Маргариту попросили сесть за рояль и исполнить один из романсов. Когда до слуха Александра, присутствующего на вечере, донёсся женский голос, он поразился печали, которой был переполнен каждый звук. Ему захотелось познакомиться с той, которая пела, и он узнал её имя — Маргарита. Друг юности Тучкова С.Н.Глинка так описывал Александра: «Со станом Аполлона Бельведерского соединял он душу ясную, возвышенную; сердце, дышащее тою чувствительностию, которая влечёт и зовёт к себе душу; ум, обогащённый всеми плодами европейского просвещения». Младший из четырёх братьев-военных, он «с абсолютной гармонией», как отмечали современники, сочетал в себе те редкостные внутренние и внешние качества чести и долга, на которых держалась русская армия. На портрете Дж.Доу (написанном после смерти А.Тучкова с более ранней миниатюры работы А.Г.Варнека), что висит в галерее героев 1812 года в Эрмитаже, он боевой офицер, но выглядит вдохновенным поэтом и мечтателем. Именно такой образ с «нежным ликом» вспоминает Марина Цветаева в стихотворении «Генералам двенадцатого года».

    …Ах, на гравюре полустёртой,
    В один великолепный миг,
    Я встретила, Тучков-четвёртый,
    Ваш нежный лик,
    И вашу хрупкую фигуру,
    И золотые ордена…
    И я, поцеловав гравюру,
    Не знала сна.

    Легко представить, что и Маргарита, познакомившись с Александром, «не знала сна». Но влюблённый, очарованный её красотой, голосом, умной речью, он понимал, что законы чести запрещают ему даже надеяться на взаимность. Тем временем жизнь внесла свои коррективы, мать Маргариты, Варвара Алексеевна узнала про неудачный брак дочери и подала в Синод прошение о разводе. «Слава» Ласунского оказалась так широка, что Маргарита Михайловна вскоре получила право вернуться к родителям под именем девицы Нарышкиной.

    Однако, когда посватался Тучков, ему наотрез отказали. Это решение потрясло Маргариту, она свалилась в горячке, переживала, что не только родительская воля, но и отъезд любимого за границу разлучили их. Но однажды ей передали небольшой конверт, прошедший через десятки рук, в нём Маргарита нашла листок бумаги и прочитала строки, написанные по-французски. Каждая строфа заканчивалась словами: «Кто владеет моим сердцем? Прекрасная Маргарита!» Автором стихов был Александр Тучков.

    Сражение при Бородино. 26 августа (7 сентября) 1812 г. Гравюра С.Фёдорова с оригинала Д.Скотти

    Сражение при Бородино.
    26 августа (7 сентября) 1812 г.
    Гравюра С.Фёдорова с оригинала
    Д.Скотти

    Прошло четыре года, Тучков возвратился в Россию и вновь посватался к Нарышкиной, на этот раз родители дали согласие. Весной 1806 г. состоялось венчание. И лишь удивительный знак, который они не смогли объяснить, приоткрывал тайну их дальнейшей судьбы — на свадьбе нищий старец остановил кибитку с молодожёнами, обратился к Маргарите как монахине и передал ей посох, назвав именем Мария. Но это потом, а сейчас ему 29 лет, ей — 25, что может омрачить их долгожданное счастье?

    Александр Алексеевич Тучков происходил из семьи потомственных военных, недаром герб его рода имел форму щита с изображением воина. Родился он в 1777 г. в Киеве, где его отец в то время занимал должность начальника крепостей, расположенных вдоль польской и турецкой границ. Уже к 30 годам Александр сделал хорошую военную карьеру: в 11 лет получил свой первый офицерский чин, в 17 — стал капитаном, а в 22 надел полковничьи погоны. В 1806 г. молодой полковник получил боевое крещение в сражении при Голымине. В донесении командующий корпусом Беннигсен отмечал храбрость молодого полковника, который «вместе с князем Щербатовым под градом пуль и картечи действовал как на ученье». В награду за это сражение А.Тучкову был пожалован орден Св. Георгия IV степени, он получил повышение по службе — был назначен шефом Ревельского пехотного полка. Весной 1807 г. Тучков получает приказ выехать в Пруссию на новое место службы. Каково же было удивление Александра, когда молодая жена наотрез отказалась остаться дома и, переодевшись в костюм денщика, отправилась с ним в военный поход. 2 июня 1807 г. состоялось знаменитое Фридландское сражение, в котором русские потерпели поражение. Тучков в нём проявил чудеса храбрости: в течение трёх часов с тремя полками он держался против вчетверо сильнейшего неприятеля. В письме к брату Николаю Александр писал: «Невзирая на ядра, картечи и пули, я совершенно здоров… Счастье вывело меня [невредимым] из боя. Я отступил после всех». За этот подвиг он получил свою вторую награду — орден Св. Владимира III степени.

    Вместе с мужем была и Маргарита Михайловна. Как только начиналась стрельба, она как испуганная птица металась между санитарными повозками, а завидев клубы дыма, бросалась на землю и молилась: «Господи, возьми мою жизнь, но сохрани Александра!» Однако боязнь за мужа не позволяла ей отдохнуть, с утра до вечера Маргарита перевязывала раненых, ухаживала за ними, кормила, поила, выслушивала последние слова умирающих.

    В 1808 г. в составе корпуса М.Б.Барклая-де-Толли Тучковы участвовали в шведском походе. Это был фантастический бросок русских войск через ледовую пустыню Ботнического залива, и Маргарита была единственной женщиной, отправившейся в эту экспедицию. Она обходила сёла и деревни, раздавала хлеб нуждающимся, помогала раненым. Тем временем карьера Александра складывалась как нельзя лучше, в 30 лет ему было присвоено звание генерал-майора, а в 1810 г. он был назначен командиром 1-й бригады 3-й пехотной дивизии П.П.Коновницына, расквартированной в Минске.

    В апреле 1811 г. у Тучковых родился долгожданный сын, названный в честь старшего брата Александра — Николаем. Позднее уже после гибели мужа Маргарита писала подрастающему сыну: «Твоё рождение было последним пределом нашего счастья… Как описать тебе нашу радость в минуту твоего рождения? Я забыла при твоём первом крике все страдания, все утомления, которые испытала, пока носила тебя. Чтобы не расставаться с твоим отцом, который должен был сопровождать свой полк, я подверглась трудности тяжких переходов и родила тебя, дорогой». И вот блестящий 33-летний генерал подаёт императору Александру I прошение об отставке, он желает поселиться вместе с семьёй в любимом поместье в Тульской губернии, заниматься хозяйством, наслаждаться счастьем и воспитывать сына. Но государь отклоняет его просьбу, и войну 1812 года Александр встречает на военной службе в Ревельском полку.

    Вторжение Наполеона потрясло Россию, Александр Тучков получает приказ в составе дивизии Коновницына двинуться в сторону Смоленска. Маргарита, оставив сына на попечение родственников, поехала провожать мужа. По дороге Тучковы остановились в маленькой деревушке, где Маргарите Михайловне приснился сон — рамка с начертанными кровью словами: «Ton sort se decidera a Borodino» (Его участь решится при Бородино). Маргарита со слезами разбудила мужа, крича, что его убьют в Бородине. Александр успокоил жену, но сон повторился: ей снилось, что в комнату пришли её родители, брат Константин и священник, чтобы сказать о смерти мужа. Маргарита и Александр потребовали карту, вместе они искали место с приснившимся названием, но не нашли. «Если Бородино действительно существует, — заметил Александр Алексеевич, — то, судя по названию, оно находится где-то в Италии. Вряд ли военные действия будут туда перенесены, ты можешь быть спокойна». Да и сама Маргарита Михайловна понимала, что слёзы, мольбы, её отчаяние и предчувствие горя не остановят мужа. После его отъезда она с Николенькой перебирается в город Кинешму.

    А он, бесстрашный генерал, едет в самое пекло этой ужасной войны. 5 августа его корпус защищает Малаховские ворота в Смоленске, а затем получает приказ отступать. Решение М.И.Кутузова дать генеральное сражение 26 числа того же месяца при Бородине было воспринято армией с одобрением. Бригада Александра Тучкова находилась под командованием брата, генерала Николая Алексеевича Тучкова, который расположил свой корпус около деревни Утица, прикрывая старую Смоленскую дорогу. Напор французов в этом направлении был особенно велик. По приказу П.И.Багратиона Н.Тучков выделил из своего корпуса дивизию Коновницына, в состав которой входила бригада Александра, и перебросил её на Семёновские флеши. На русских обрушился град картечи, один за другими падали на землю окровавленные солдаты, казалось, не было силы, способной повести людей в атаку. И вот Александр поднял брошенное знамя, обернулся к своим пехотинцам: «Трусите, ребята? Так я один пойду…» Они не отпустили его одного, поднялись… 34-летний раненый Тучков упал на руки солдат, они ещё пытались спасти умирающего командира, но тут их настигло ядро неприятеля. По неведомому стечению обстоятельств в этот момент на Утицком кургане был убит и Николай.

    …В одной невероятной скачке
    Вы прожили свой краткий век…
    И ваши кудри, ваши бачки
    Засыпал снег.
    Три сотни побеждало — трое!
    Лишь мёртвый не вставал с земли.
    Вы были дети и герои,
    Вы всё могли.
    Что так же трогательно-юно,
    Как ваша бешеная рать?..
    Вас златокудрая фортуна
    Вела, как мать.
    Вы побеждали и любили
    Любовь и сабли острие —
    И весело переходили
    В небытие.

    Получив известие о судьбе своих сыновей, престарелая мать Елена Яковлевна Тучкова, без слёз и крика опустившись на колени, сказала: «Да будет воля Твоя, Господи». Потом попросила поднять её и поняла, что глаза уже не видят. Послали за лучшим доктором, но она отказалась: «Не надо. Мне не на кого больше смотреть…»

    О смерти мужа Маргарита Михайловна узнала 1 сентября. В комнату вошёл отец, Николенька был на руках деда. Маргарита вскрикнула и всё поняла: убит! «Было дано сражение под Бородином», — сказал брат Константин, адъютант Барклая-де-Толли.

    Первое время ей хотелось забыть страшное, залитое кровью название того места, где погиб любимый. «Я была так поражена своим несчастьем, что утратила возможность заботиться о своей собственной жизни. <…> Сердце моё почуяло Бога, и я научилась покорности; но рана моя не заживала никогда…» — позднее писала она сыну; родные всерьёз опасались за её рассудок.

    Надеясь найти тело мужа в октябре 1812 г., Маргарита Михайловна приезжает в Бородино. Здесь, боясь распространения эпидемий, организуется уборка останков погибших, хоронят их в близлежащих деревнях и бывших рвах укреплений. Генерал Коновницын по просьбе Маргариты присылает ей письмо с описанием последних минут Александра и план расположения русских флешей, где крестом отмечает примерное место его гибели. С трудом можно представить, как эта хрупкая женщина, дворянка, бродила по полю среди тысяч незахороненных трупов, где свирепствовал смрадный дым, и искала тело мужа. В поисках Маргариту сопровождал только один человек — монах близлежащего Лужецкого монастыря. Они ходили вместе, и он кропил павших святой водой. Поиски продолжались двое суток. Это было время надежд и неверия в страшное, время ожидания чуда. По преданию, ночью при свете фонаря Маргарита нашла только палец с обручальным кольцом Александра (этот сюжет изобразил на своей картине «Вдова генерала Тучкова» художник Н.С.Матвеев).

    Нет, она не сошла с ума от горя, осталась жить, чтобы хранить воспоминания о любимом муже, молиться о нём и растить сына. На предполагаемом месте гибели мужа Маргарита Михайловна решила установить памятник — деревянную часовенку в память обо всех, кто сложил голову на поле воинской славы. Она уже не могла расстаться с этой землёй, которая навсегда погребла тело любимого. На свои средства на краю бородинского поля М.М.Тучкова построила домик-сторожку, в которой жила наездами (он сгорел в 1942 г., но был восстановлен). Уже в это время её стали называть «первой хранительницей» этих памятных мест.

    Тем временем Маргарита Михайловна выказала желание соорудить на Бородинском поле каменный храм Спаса Нерукотворного в честь одноименной иконы Ревельского пехотного полка, где служил её муж. Идея строительства храмов в честь знаменательных событий была не нова, на православной Руси именно так было принято поминать усопших. Через графа А.А.Аракчеева М.М.Тучкова вступила в переписку с императором: «Потеряв обожаемого мною супруга на поле чести, я не имею даже утешения найти останки его. Сия мысль беспрестанно умножает настоящею причину терзания моего, и ни в чём другом отрады не нахожу, как в предприятии соорудить храм на том священном для меня месте, где пал супруг мой. Но я своих денег более не имею, как десять тысяч рублей, чтоб собрать сию сумму, я отказывала себе нужное <…> Число моих денег столь малозначительно, что, если Ваше Императорское Величество не подаст мне руку помощи, я должна буду с прискорбием остановить намерение моё». 11 января 1817 г. на постройку церкви императором было пожаловано 10 тыс. рублей. Но и этих денег оказалось недостаточно, и Маргарита Михайловна распродала все свои драгоценности. Узнав о строительстве первого каменного храма на Бородинском поле, безвозмездные вклады делали вдовы, все родные в память о погибших мужьях и женихах, сыновьях и братьях.

    Спасо-Бородинский монастырь. Храм Спаса Нерукотворного
    Спасо-Бородинский монастырь.
    Храм Спаса Нерукотворного

    Следующим шагом М.М.Тучковой стала покупка земли, принадлежавшей трём владельцам, которые, узнав о намерениях вдовы, выразили готовность передать её безвозмездно. Одновременно Маргарита Михайловна направила прошение управляющему Московской митрополией преосвященному Августину, архиепископу Дмитровскому, с просьбой поддержать её инициативу. «Муж мой генерал-майор Александр Алексеевич Тучков, — писала она в духовную консисторию, — в 1812-м году Августа 26-го в сражении при Бородине убит, и к величайшей горести моей тела не могли отыскать между падших за веру и отечество на поле битвы, я положила в душе моей, к единственному утешению моему и сына покойного, соорудить храм на главной батарее Бородинской, дабы в оном совершаемо было поминовение по нём». Просьба генеральши Тучковой была рассмотрена, и 4 марта 1818 г. было вынесено решение: «Согласно прошению построить каменную церковь во имя Христа Спасителя».

    Организацию строительства храма взял на себя можайский купец Пётр Михайлович Маргорин, который уже в мае 1818 г. заключил договор о найме артели каменщиков. В 1820 г. церковь во имя Спаса Нерукотворного была завершена и освящена, она явилась первым памятником в России героям, погибшим в Бородинском сражении. Это однокупольное кирпичное здание с дорическим портиком у входа возведено в стиле московского ампира. Внутреннее убранство храма сохранило роспись и бронзовый иконостас первой половины XIX в. На лестнице перед входом в храм были установлены два чугунных светильника, в чашах которых лежали пушечные ядра. Перед храмом сохранился четырёхгранный обелиск из красного полированного гранита, установленный в честь 3-й дивизии П.П.Коновницына, в составе которой геройски сражался Александр Тучков.

    После окончания строительства Маргарита Михайловна покидает Тульское имение мужа и перебирается на постоянное жительство в Бородино. Вскоре потянулись сюда вдовы солдат и офицеров со всех русских губерний помолиться за убиенных мужей. Так постепенно вокруг «бородинской отшельницы» начинает создаваться женская община, которая ежегодно отмечала годовщину сражения крестным ходом по местам боёв и панихидами у братских могил.

    Николенька приезжает на каникулы к матери, он учится в Пажеском корпусе, растёт, повторяя отца во всех своих чертах, привычках, характере. В одном из писем 9-летний сын писал: «Матушка! Жизнь моей жизни! Если бы я мог показать Вам своё сердце, вы увидели бы там Ваше имя». Но беда уже стоит на пороге — в один из приездов Николай простудился и серьёзно заболел. Врачи, вызванные по просьбе Маргариты Михайловны, уверили её, что сын вне опасности, но в ту же ночь Коля умер на руках у матери. 16 октября 1826 г. Тучкова похоронила его под сводами нового храма, ставшего семейной усыпальницей.

    Теперь весь огромный мир сосредоточился для Маргариты Тучковой на бородинской земле. Когда однажды современник спросил её, как она вынесла весь ужас своего положения, Маргарита Михайловна ответила: «Я никогда не думала о том, что здесь со мной будет, а только о том, что уже было. Бывшее здесь слишком сроднилось со мной». Но это был не последний удар судьбы; брат Маргариты — Михаил Михайлович Нарышкин, являясь участником восстания 14 декабря 1825 г., был осуждён на 15 лет каторги. Мать их, узнав о судьбе сына, через три недели умерла. Только в 1844 г. после неоднократных просьб к Николаю I Маргарита смогла обнять брата. Ему было разрешено вернуться в Тульское родовое имение вместе с женой Еленой Петровной, когда-то молодой красавицей, поехавшей за ним в Сибирь.

    После смерти сына, так похожего на мужа, ареста брата и смерти матери жизнь М.М.Тучковой сосредоточилась на делах милосердия, забота о нуждающихся спасала её. Из Бородино Маргарита писала подруге: «День походит на день: утреня, обедня, потом чай, немного чтения, обед, вечерня, незначащее рукоделие, а после короткой молитвы — ночь, вот вся жизнь. Скучно жить, страшно умереть. Милосердие Господне, Его любовь — всё моё упование, тем и кончу».

    Жизнь в Бородино стала налаживаться, храм и местность вокруг него стали местом уединения тех, кто искал утешения и понимания, никого Маргарита Михайловна не оставляла без слов сочувствия и помощи. К 1833 г. бородинская община уже насчитывала 40 постоянных поселенцев, и всей её жизнью руководила матушка, как стали называть Тучкову местные жители. Для содержания общины Маргарита Михайловна дала крестьянам своего Тульского поместья вольную, с тем чтобы они платили по две тысячи ассигнациями в год, продала половину своих имений, перечисляла пенсию мужа на строительство общинных построек.

    В 1836 г. в Троице-Сергиевой лавре М.М.Тучкова приняла пострижение и стала монахиней под именем Меланья. В это время огромную духовную помощь и поддержку ей оказывал митрополит Московский и Коломенский Филарет (С.В.Дроздов, 1783—1867), её духовный учитель и наставник. Он помог пережить Маргарите Михайловне невосполнимые потери, благословил на милосердные дела и христианское служение. При постриге он дал ей на счастье свою рясу и камилавку. С ещё большим рвением принялась монахиня обустраивать любимый сердцу уголок. В Бородино был выписан музыкант для организации хора и обучения нотной грамоте, впоследствии хор этот прославился далеко за пределами Московской губернии. А в 1838 г. община, где уже насчитывалось несколько монахинь, получила статус монастыря. Митрополит Филарет, освящавший вновь учреждённый Спасо-Бородинский монастырь, в своей проповеди сказал: «Добрая мысль — посвятить храм Богу на месте, где столь многия тысячи подвизавшихся за Веру, Царя и Отечество положили временную жизнь, в надежде воспринять вечную». И вновь на плечи Маргариты Михайловны легли заботы об обители. Она оказалась хорошей хозяйкой: в монастыре организовала пекарню, насельницы работали в огороде и на скотном дворе, ткали, шили одежду и обувь, открыли золотошвейную мастерскую. При монастыре были библиотека, церковно-приходская школа для крестьянских детей, богадельня, пункт медицинской помощи.

    В 1839 г. царь Николай I, открывавший главный монумент Бородинского поля на Батарее Раевского, сказал: «Мы поставили памятник чугунный, а вы предупредили нас, поставив бессмертный христианский памятник».

    В 1840 г. в возрасте 59 лет монахиня Меланья была официально возведена в сан игуменьи и в чин диакониссы с именем Мария, она стала первой настоятельницей Спасо-Бородинского монастыря. Огромную помощь в организации монашеской жизни обители оказывал ей митрополит Филарет, которого игуменья называла «отцом-благодетелем». Переписка Филарета и Марии показывает, насколько близкими и глубокими были отношения между ними. До конца своих дней матушка ничего не предпринимала без совета и благословления духовного отца. В письмах митрополит предстаёт перед нами как талантливый организатор, рачительный хозяин и старец-духовник. Ему также принадлежит авторство устава Спасо-Бородинского монастыря, под его руководством начинается формирование архитектурно-художественного ансамбля обители.

    Центром Спасо-Бородинского монастыря является собор Владимирской иконы Божьей Матери, построенный по проекту архитектора М.Д.Быковского (1851—1859). В архитектуре пятиглавого четырёхстолпного храма из красного кирпича соединены черты византийского и классического стиля. Высотная доминанта ансамбля — двухъярусная колокольня белого цвета. Она была возведена на средства императора Николая I, который во время посещения обители внёс пожертвования на строительство стен, келейных корпусов и церкви во имя св. Филарета Милостивого. В 1874 г. была построена трапезная с храмом во имя св. пророка Иоанна Предтечи (архитектор Никитин), это небольшое двухэтажное здание украшено элементами псевдорусского стиля. Строительство кирпичной ограды с четырьмя угловыми башнями и воротами было начато ещё до официального появления монастыря, в 1837 г. в западную стену с внутренней стороны обители помещены фрагменты горельефов с Триумфальных ворот в Москве (автор О.Бове). Большинство зданий монастыря сильно пострадали в период Великой Отечественной войны 1941—1945 гг. и были отреставрированы только в 1960-е гг., тогда же на территории обители были воссозданы боевые укрепления — Багратионовы флеши.

    …Умерла матушка Мария весной 29 апреля 1852 г., когда из молодой рощи за монастырской оградой стал доноситься весёлый пересвист птиц. Её смерть стала невосполнимой утратой для всех, кто её знал. Она просила похоронить себя в семейной усыпальнице Тучковых.

    До наших дней дошёл единственный портрет игуменьи Марии, хранящийся в Бородинском военно-историческом музее-заповеднике. Непроницаемо и отрешённо немолодое лицо, и только большие печальные глаза смотрят куда-то в даль.

    Наталья ДОРОЖКИНА,
    лауреат конкурса «Я иду на урок истории»


    Советуем прочитать

    Глушкова В.Г. Монастыри Подмосковья. М., 2005.

    Знаменитые россияне XVIII—XIX вв. СПб., 1996.

    Крестников Ю., Санников А., Стеблецов А. Справочник-путеводитель по монастырям. Подмосковье: Юго-западное направление. Вып. 2. М., 2001.

    Отечественная война 1812 года (неизвестные страницы) // Родина. 1992. № 6—7.

    Россия и Наполеон // Родина. 2002. № 8.

    Серебряный век русской поэзии. М., 1994.

    «Славься ввек, Бородино!» // Памятники Отечества. 2000. № 47.

    Тончу Е. Россия — женская судьба. Век X—XIX. СПб., 2004.

    Яковлев А. Отечественная война 1812 года. М., 2004.

    TopList