© Данная статья была опубликована в № 20/2002 журнала "История" издательского дома "Первое сентября". Все права принадлежат автору и издателю и охраняются.
  •  Главная страница "Первого сентября"
  •  Главная страница журнала "История"
  •  Сайт "Я иду на урок истории"
  •  Содержание № 20/2002
  • История Франции: провинции и города<

    материалы к уроку

    Ирина ОЛЬТЕЦИАН

    История Франции: провинции и города

    Окончание. См. № 18/2002.

    Суконные провинции

    Аррас. Площадь и фламандские дома. XVII-XVIII вв.
    Аррас.
    Площадь и
    фламандские дома.
    XVII-XVIII вв.

    Территория на побережье Северного моря, относящаяся к бассейну реки Шельды, видела, прежде чем окончательно попасть в руки французов, много хозяев и пережила целый ряд политических потрясений. Графство Фландрия, вошедшее по Верденскому договору 843 г. в состав Западного Франкского государства, уже с середины XI в представляло собой чересполосицу земель, находившихся в вассальной зависимости как от французских королей, так и от германских императоров. Страна процветала: сюда ввозилась и здесь превращалась в первоклассное сукно знаменитая английская шерсть; доходная ткацкая промышленность делала местные городские корпорации самостоятельными по отношению к феодальной власти различных графских династий — Бодуэнов, Геннегау и Дампьеров. В 1191 г. французам удалось оторвать от Фландрии ряд земель с городами Аррас и Сент-Омер, которые составили графство Артуа, переданное одной из линий дома Людовика Святого. Дальнейшая экспансия шла с переменным успехом, причем рыцарское войско не раз встречало решительное сопротивление пешего фламандского ополчения и терпело здесь серьезные поражения.
    Надолго были упущены эти земли при фактическом упразднении Бургундского герцогства, когда они попали под власть Испании.
    Еще в 1635 г. северная граница Франции проходила по Сомме, всего в ста километрах от Парижа. Желая отвести угрозу, которая нависла над столицей из-за близости испанцев, владевших Артуа и Фландрией, и пользуясь возможностями, которые представлялись в связи с Тридцатилетней войной, Ришелье подвиг Людовика ХIII к нападению на эти испанские провинции.
    Французы завоевали несколько городов и, в конце концов, по Пиренейскому договору, подписанному в 1659 г., ослабленная Испания уступила Артуа и приморскую Фландрию.
    Правивший к тому времени Людовик ХIV проявил благоразумие и гарантировал этим землям некоторые финансовые и политические привилегии, которыми они владели раньше: он подтвердил своим новым подданным право на выбор языка — французского, испанского, фламандского.
    16 мая 1667 г. король-солнце выехал из Сен-Жерменского замка во главе шестидесятитысячной армии, чтобы завладеть наследием своей жены Марии-Терезии Австрийской, дочери испанского короля. Французы без особого труда овладели валлонской частью Фландрии с центром в Лилле, который капитулировал после девятидневной осады. Эти завоевания были подтверждены договором, заключенным на следующий год в Ахене.
    Смена власти не понравились жителям ткацкого края: испанцы, правившие здесь раньше, были слишком слабы, чтобы активно вмешиваться в жизнь цехов и гильдий, а новые хозяева проявляли излишнюю, с точки зрения местных горожан, активность. Людовику ХIV пришлось продемонстрировать всю свою дипломатическую ловкость, чтобы придать процессу офранцуживания не слишком болезненный характер. Он сам многократно посещает Фландрию: в 1671 г. участвует в празднике «Тела Господня» в Лилле, а в следующем году объезжает весь регион в сопровождении королевы и дофина. Учитывая господствующие в регионе враждебные настроения, управление Лиллем было доверено людям, известным своей гибкостью. Король проводил осторожную политику: он даже воздержался от отмены прежней системы налогообложения, которая существовала при испанцах и была намного либеральней французской.
    Всё это не могло, впрочем, компенсировать вред от бесконечных войн, которые вел король, превративший Фландрию в поле сражения: вкупе с новыми порядками они парализовали местную экономику как раз тогда, когда начали бурно развиваться такие отрасли, как текстильная, фаянсовая, красильная, стеклодельная, а также интенсивное сельскохозяйственное производство.
    Наконец, нашла коса на камень: попытавшись продвинуться дальше в Нидерланды, Людовик XIV столкнулся с коалицией европейских стран в ходе войны за Испанское наследство (1701—1714) и вынужден был незадолго до своей смерти пойти на невыгодный мир, оставив преемникам подорванную экономику и пошатнувшиеся позиции во внешней политике.
    Десятилетия без мира стали чрезмерной ценой за валлонскую Фландрию, которая быстро восприняла французские обычаи и стиль жизни.

    Под властью Церкви

    Савойя (карта)

    Хотя французские короли и проводили линию по ограничению прав отдельных феодалов и целых областей, но действовали они при этом не всегда последовательно. Примером тому — графство Венессен, которое было подарено папе королем Филиппом III в 1274 г. А в соседний Авиньон Филипп IV Красивый настойчиво пригласил своего ставленника — папу Климента V (1305—1314). Это стало предложением, от которого было трудно отказаться: в Италии шла борьба гвельфов и гибеллинов, в которой главе католиков угрожала опасность прямой расправы. Так началось (1309) знаменитое Авиньонское пленение пап, продолжавшееся с перерывами с 1309 по 1377 г. Впрочем, некоторым из понтификов это пошло на пользу: сказочно разбогатевший Иоанн XXII в 1348 г. просто выкупил Авиньонскую область у французских королей, совершенно преобразив свою новую резиденцию в ходе масштабного строительства. И всё же пап тянуло обратно в Рим: эту мечту они окончательно осуществили, использовав ослабление Франции во время Столетней войны.
    С этого момента папские владения на берегах Роны (Авиньонская область и графство Венессен) управлялись его легатами (с 1593 г. — вице-легатами). Со временем эти территории превратились в анклавы внутри королевства Франции, разросшегося за счет Дофине и Прованса. В 1688 г. Людовику ХIV удалось овладеть Авиньоном и графством: таким образом он пытался оказать давление на папу. Однако авторитет святого престола был слишком высок, и, одержав победу, король-солнце не воспользовался ее плодами в полной мере, покинув завоеванные провинции. В 1768 г. тот же прием использовал Людовик ХV, чтобы добиться упразднения Ордена иезуитов. Шестью годами позже захваченные территории вновь возвратились святейшему хозяину. Папа удерживал за собой графство Венессен и Авиньонскую область вплоть до революции 1789 г.
    В то же время идея присоединения к Франции бродила в умах многих авиньонцев и венессенцев. Окончательно окруженные французскими землями, они вынуждены были платить многочисленные таможенные сборы, которые разрушали местную экономику, ориентированную в основном на торговлю сельскохозяйственными продуктами (зерно, фрукты, вина), а также и шелком-сырцом. Папа, казалось, потерял интерес к отдаленным владениям, которые обходились ему дорого, а пользы почти не приносили. Столь же инертны были и папские администраторы, чья некомпетентность часто способствовала разорению управляемых территорий.
    Накануне Французской революции население папских провинций разделилось на две партии. К «патриотам», сторонникам присоединения к короне Франции, относились буржуазия, юристы и ремесленники. Они имели влияние главным образом в Авиньоне. Большинство сторонников папы, «папистов», проживали в так называемом Верхнем графстве со столицей в Карпантра. Они представляли привилегированные слои земельной аристократии и высшего духовенства. Преданностью Риму отличались и крестьянские массы. Сохраняя традиционное религиозное мышление, они с опаской относились к перспективе воссоединения с Францией.
    Неурожай лета 1788 г. вызвал резкое повышение цен на сельскохозяйственные продукты, что спровоцировало спад промышленной активности и — как следствие — безработицу. Начались манифестации против дороговизны, сопровождавшиеся грабежами. Папский вице-легат вынужденно отреагировал на требования третьего сословия, объявив о реформах, но умолчав о возможности присоединения к Франции. Ситуация обострилась в более экономически развитом Авиньоне так, что в 1790 г. вице-легат согласился на выборы «муниципалитета по-французски», а также на принятие основных положений Конституции, разработанной в Париже представителями сословий. К власти пришли «умеренные патриоты».
    Папа не пожелал мириться с новациями: своим посланием он отзывает все уступки, на которые пошел вице-легат. Такая позиция верховной власти спровоцировала кровавые столкновения между папистами и патриотами: борьба закончились победой последних и массовой эмиграцией сторонников Рима во главе с вице-легатом в графство, подтвердившее свою верность папе. Авиньон направил делегатов в Париж, но здесь совсем не хотели разрыва с престолом св. Петра.
    Так в папских владениях началась гражданская война между ополченцами Верхнего графства, сохранявшего верность старому сюзерену, и армией Авиньона, состоявшей из патриотов-экстремистов и французских солдат. После долгих колебаний Национальная ассамблея Франции решает не заключать более полюбовных договоров с папой Пием VI, который крайне негативно отнесся к ограничению власти короля Людовика XVI.
    Наконец в июне 1791 г. между конфликтующими сторонами был подписан мирный договор, и хотя ситуация оставалась напряженной, вскоре удалось провести опрос населения. Из 150 тысяч голосовавших 102 высказались за присоединение, 17 тысяч — против и 31 тысяча — воздержались. Декрет о присоединении, обнародованный 14 сентября 1791 г., был встречен с энтузиазмом в Авиньоне и более сдержанно в графстве. Папское господство, длившееся около пяти веков, завершилось.

    Альпийские и приморские приобретения

     Старая Ницца Отель "Негреско" на Английском бульваре. Построен в 1912 г. по заказу цыганского скрипача Генриха Негреско
    Слева - Старая Ницца.
    Справа - Отель "Негреско"
    на Английском бульваре.
    Построен в 1912 г. по заказу
    цыганского скрипача
    Генриха Негреско

    Римская местность Sabaudia, ставшая Савойей, входила на правах феодального княжества в состав Священной Римской империи. На протяжении всего XIII и начала ХIV в нескольким поколениям графов Савойи удалось значительно расширить свои владения. При этом они умело пользовались доминирующим положением страны на горных перевалах дорог, ведущих в Италию, за что получили прозвище «Портье Альп». С редкой ловкостью жонглировали графы различными соглашениями, натравливая друг на друга своих более сильных соседей: Францию, Италию, Германскую империю.
    «В истории не существует примера, когда бы Дом Савойи кончил войну в том лагере, в котором он ее начал. Скорее можно найти случай, когда он дважды менял лагерь», — скажет позже Вольтер. В начале ХV в. при первом правителе, получившем титул герцога (1416), — Амадее VIII — могущество Савойи достигло своего апогея. Он присоединил Пьемонт в Италии и завоевал Женеву в Швейцарии. Это вскоре вызвало соответствующую реакцию со стороны французских королей и германских императоров, когда Савойя стала ареной военного противостояния извечных противников. В эпоху Реформации и бесконечных итальянских войн страна переживала период упадка. После потери Женевы и французской оккупации, которая длилась 23 года, правящая династия Савойи повернулась лицом к Италии. Герцог Эммануил Филибер перевел в 1562 г. столицу в Турин, менее доступный для французских войск. Благодаря постоянному лавированию и головокружительным переходам от одного альянса к другому герцоги Савойи даже сделали некоторые территориальные приобретения в Италии, получив здесь княжество Монферрат, значительную часть Миланского герцогства и остров Сицилию с титулом короля (1713). Пятью годами позже они поменяли Сицилию на Сардинию.
    Революционная Франция поглотила соседнее королевство, сразу занявшее место в лагере ее противников. После поражения Наполеона Венский конгресс вернул королю Сардинии Виктору Эммануилу все его территории. В качестве абсолютного монарха тот превратил Савойю в одну из провинций Сардинского государства, где в первой половине XIX в началось бурное развитие либерального движения. Захватившее Пьемонт, оно не нашло серьезного отклика в Савойе, которая видела решение своих проблем на пути присоединения к Франции.
    Это стало возможным во время недолгой европейской гегемонии Наполеона III, когда здесь было проведено плебисцитное голосование. Затем Объединенное королевство Пьемонта и Сардинии стало «королевством Верхней Италии», а Франция расширилась за счет альпийской Савойи и приморской Ниццы.
    Последняя, войдя в состав Прованса, стремительно превратилась в богатый курорт. Сюда, на побережье Средиземного моря, устремились многие богатые семьи: их привлекает возможность провести зиму на солнце. Свое значение туристического края область сохраняет до настоящего времени.

    TopList